персональный сайт
«Политика требует смелых решений»

Сегодня первый Президент Украины празднует юбилей. Какова роль Леонида Кравчука в современной истории нашего государства?

Впервые в новейшей истории Украина на государственном уровне празднует юбилей политического деятеля современности. Сегодня первому Президенту Украины Леониду Макаровичу Кравчуку — 80 лет. Еще летом 2013-го Кабмин издал специальное распоряжение, которым утвердил план мероприятий по празднованию дня рождения первого президента на 10 января 2014-го.

К Леониду Макаровичу можно относиться по-разному — он имеет большую политическую биографию. Но есть несколько достижений, которые навсегда впишут его имя в историю нашего государства. Во-первых, роль в образовании независимой Украины, во-вторых, запрет Коммунистической партии, в-третьих, провозглашение досрочных президентских выборов в 1994 году. Перечень можно продолжать.

Сегодня все чаще слышим: «Из тех президентов, которых мы имели и имеем, Кравчук — был наилучшим». И это при том, что на президентской должности он находился всего 2,5 года. И по сей день Леонид Макарович активно принимает участие в общественно-политической жизни страны. Говорит: «Пока что жизнь складывается так, что, когда мне кажется, что я вижу какой-то конец своей работы, своей деятельности, вдруг появляется что-то новое».

Ниже предлагаем вам интервью с самим Леонидом Кравчуком и комментарии известных людей.

Подготовили Иван КАПСАМУН, Анна ЧЕРЕВКО, Мыкола СИРУК, Игорь САМОКИШ, «День»


— Леонид Макарович, за годы независимости у вас есть немало заслуг в политической и общественной деятельности. Какая для вас на первом месте?

— Когда я думаю о своей жизни и причастности к истории Украины, я не выделяю какие-то заслуги, но есть событие, которое неразрывно связано со мной, — образование независимого украинского государства. Это реальный факт. Я подписал все без исключения документы, которые засвидетельствовали юридически и фактически украинское независимое государство. Этого было бы достаточно для любого человека, чтобы сказать, что он что-то в жизни сделал. Что же касается других заслуг, то где-то есть успехи, а где-то ошибки, но это все детали, они не являются фундаментальными.

«Политика требует смелых решений»

ИМ В СВОЕ ВРЕМЯ УДАЛОСЬ МИРНО ПОХОРОНИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

 

 В свое время вы продемонстрировали способность предпринимать большие и необходимые для страны шаги — в 1994-ом пошли на досрочные президентские выборы. Если проводить параллели с нынешним политическим кризисом: современные политики способны на такие шаги, вообще на поступки государственного уровня?

— Истина всегда конкретна. Нужно смотреть на время, когда завершается определенное историческое или политическое событие. Я победил на президентских выборах в первом туре (1991 г.) — это было впервые, потом этого никто не смог повторить из моих коллег. Но тогда еще не было сформированных институтов власти, Конституционного суда, велись дискуссии на разных уровнях, были политические и организационные проблемы, полукоммунистическая ментальность руководителей на разных ступенях власти. В 1994 г. я считал, что мой шаг является правильным, чтобы продемонстрировать, что я не держусь за власть, что я хочу положить начало демократическому способу передачи власти через выборы как наиболее правильные и достойные: дать людям возможность выбрать ту силу или лидера, к которому есть доверие, который может повести государство и общество к развитию современного государства.

Я не вижу необходимости прямого сравнения моего времени и нынешнего. Сегодня есть власть на местах, Конституция, которая обеспечивает систему координат. Есть ли потребность в том, чтобы досрочно передавать власть? На мой взгляд, таких оснований не существует. Есть проблема диалога в обществе, политических отношений, совершенствования форм управления, но их нужно решать через мир и понимание, а не путем революции.

На днях я прочитал заявление Сената США, где прямо написано, что нужно решать проблемы законным путем. И это правильно. На повестке дня стоит вопрос поиска лучшей формы диалога, способа формирования мнения общества и подготовки его к выборам, чтобы оно не делало ошибок. Возьмем, например, Кабмин, который приостановил подготовку к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС, указав на ошибки и доработки. Прошло время, насколько я понимаю, нашли недостатки и проблемы, почему же сейчас не отменить это решение? Оно же принято не навеки, если мы стоим на том, что наш курс неизменен. Это означало бы, что на всех уровнях готовы предпринимать соответствующие шаги для подписания Соглашения.

Есть вещи, непостижимые с точки зрения здравого смысла. Нужно действовать в соответствии с принятым законом и порядком. Если же делать это через пень-колоду, доверия к тем, кто это делает, не будет.

«Политика требует смелых решений»

БОРЦЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ И ОСНОВНЫЕ КОНКУРЕНТЫ НА ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ 1991-го — ЛЕОНИД КРАВЧУК И ВЯЧЕСЛАВ ЧОРНОВИЛ

 Вы были инициатором и модератором недавнего круглого стола. Почему нет компромисса или по крайней мере нормального диалога среди политиков?

— Как только политики, от власти и оппозиции, поставят в центр внимания народ и Украину, ее историю и будущее, проанализируют все и возведут к одному знаменателю — сразу все изменится. Я же не отрицаю, что оппозиция борется за власть — нет такой оппозиции в мире, которая бы не боролась за власть. Мы проходили это все годы независимости: оппозиция становилась властью. Разве нынешняя власть не была оппозицией и не действовала так, как действует действующая оппозиция с точки зрения критики власти (правда, без майданов)? Власть превращается в оппозицию и борется уже против новой власти, но так, что иногда начинает бороться против собственного народа. Власть, так отстаивает свои интересы и борется за продление своей власти, что провозглашает оппозицию врагом. Нет сотрудничества, а есть только вражда. Об интересах Украины говорят только на словах.

Вспоминаю слова Юлия Цезаря. Анализируя итоги галльской войны, он сказал: «Когда делаешь большие исторические дела, не нужно долгое время сомневаться и выжидать, потому что это может привести к страху перед действиями и вы потеряете возможность действовать». Если бы мы в Беловежской пуще сели с карандашом и начали просчитывать все моменты — мы бы не подписали соглашения. Если бы украинский народ 1 декабря 1991 года голосовал за независимость с карандашом, мы бы могли отсрочить этот вопрос еще на 100 лет. Когда решаются исторические вопросы, нужно действовать активно, настойчиво, смело и решительно, иначе потеряешь перспективу

Если бы Соглашение об ассоциации начали анализировать в августе, это было бы одно дело, но поскольку анализировать начали за 6 дней до самого подписания — испугались. Политика требует смелых решений. Это может быть трудно, даже очень трудно. Но когда государство разбито на национальные части, конфессиональные, а общество разбито на бедный народ и власть, которая часто жирует, объединиться очень трудно. Нужно действовать, строить вместе, тогда народ можно убеждать. В то же время, его нельзя убедить, когда народ чувствует над собой насилие. Убедить студентов, которых побили на Майдане нельзя.

«Политика требует смелых решений»

ЛЕОНИД МАКАРОВИЧ — ГОСТЬ ФОТОВЫСТАВКИ «Дня» / ФОТО ВАЛЕРИЯ СОЛОВЙОВА

 Еще параллели с 1994 годом. Известно, что тогда на президентских выборах ваш оппонент Леонид Кучма заручился российской протекцией. От этой традиции не могут отказаться и до сих пор. Последний пример — договоренности Виктора Януковича с Владимиром Путиным.

— Янукович ищет свой электорат. На президентских выборах, ему нужно убедить определенную часть людей отдать ему свои голоса. Если это делается в рамках закона и Конституции, я не вижу здесь никаких проблем. Если интересы Украины на первом месте и лидер, который пользуется поддержкой любого государства, не сдает национальные интересы и не делает страну заложником, здесь нет никакого противоречия. Когда же ради власти на весы истории положена Украина — это недопустимо, это преступление и этого допускать нельзя.

— Если говорить о российском факторе: украинские политики научились тут отстаивать национальные интересы?

— К сожалению, нет. До сих пор мы играемся с российской политикой. Россияне имеют четкую и понятную стратегию относительно Украины. Еще Ельцин издал указ, в соответствии с которым Украина должна находиться в сфере стратегических интересов России. Путин неоднократно говорил, что Украина — это неестественное государственное образование и как таковое оно не должно существовать, не имеет исторического будущего. Медведев недавно сказал, что нас ждет раскол. Они относятся к Украине так, будто она временное государство, которое рано или поздно снова куда-то войдет и будет под кем-то. Такова их философия, позиция.

Мы же вместо того чтобы выработать свою политику на всех уровнях — экономика, политика, гуманитарная сфера, телерадиопространство, книгоиздание — играемся. Ни одной сферы, где бы политика формировалась в зависимости от того, как это должно быть на государственном уровне, а не в зависимости от того, как кому-то в настоящий момент хочется, — нет. Такой стратегии по отношению к России у нас нет.

Есть один важный шаг, который я считаю заслугой действующей власти, нынешнего президента, что никакие решения не принимаются в сторону Таможенного Союза или других союзов. Украина сохраняет экономическую и политическую независимость. Идут переговоры с разными сторонами, но независимость Украины пока не поддается сомнению.

— Европейцы сегодня говорят о том, что они недооценили украинско-российские отношения, недостаточно уделяли внимания Украине.

— Это правда. Я был одним из тех, кто посещал Европу, когда формировалась концепция Восточного партнерства. Я был на одной из конференций, посвященных формированию принципов Восточного партнерства, и очень внимательно следил за ситуацией. У меня создалось впечатление, что Европа поставила задачу отлучить от России бывшие советские республики, постепенно открыть для них дороги в ЕС, не обращая внимания на Россию. Это было одним из путей ослабления России. Но они не учли, насколько сильны исторические, фактические, экономические, ментальные и семейные связи республик с Россией, особенно Украины и Беларуси. Я не знаю в мире примеров, где были бы такие связи даже на бытовом уровне. Поэтому Европа не учла этого, и Россия осталась вне интересов Восточного партнерства. Иногда она сама проявляла нигилизм, мол, ей там делать нечего, хотя сама налаживала отношения с ЕС. Почему было не создать всеобъемлющую зону свободной торговли между Россией и Европой и другими странами, подумав об общих шагах в этих сферах.

Мы остались сегодня в очень непростой ситуации: связи, прежде всего экономические, с Россией по-прежнему остаются, никто не предпринимает серьезных шагов для налаживания связей на Западе, и когда встал вопрос о торговле и поставках на заводы, которые завязаны на России, оказалось, что они не готовы работать. Разве мы не знали этого раньше? Знали. Так почему за годы независимости Украины не предпринимали соответствующих шагов не для того, чтобы порвать связи с Россией, а для того, чтобы наладить тесные связи на новом технологическом уровне с Европой. Теперь непросто решить этот вопрос. Я говорил с директорами этих заводов — все они апеллируют к тому, что Европа ничем не помогла, а Россия дает деньги. Сами же они не делали ничего.

Европа недооценила не Украину, а влияние России, ее возможности, в том числе энергетические. Европа подошла несколько поверхностно к этому вопросу. Россию нужно было привлекать везде. Но не для того, чтобы спрашивать, как нам действовать — это недопустимо. Впрочем, как преодолеть проблемы между Украиной и Россией и установить новые отношения с Россией и Европой, не пренебрегая российским рынком? Это нужно было решать вместе и не на уровне консультантов, а на уровне высших должностных лиц, на высоких научных, политических и практических симпозиумах, форумах. Иначе негативные последствия неизбежны, что и засвидетельствовало наше время.

— Недавно вы заявляли, что проект изменений в Конституцию, который подготовила Конституционная Ассамблея — готов. Какие последующие шаги?

— Проект действительно готов, его нужно обсудить на КА. Эта тема в настоящее время поднимается оппозицией, многие призывают вернуться к старой Конституции, но я думаю, что эта игра с Конституционным судом приведет к появлению в Украине анархий и игнорирования любых законов и институций. Основной закон уже скомпрометирован — не нужно его добивать.

Я предлагаю обсудить организацию конституционной формы правления государством через новые изменения в Конституцию, серьезный анализ, круглые столы, ассамблеи выйти на принципиальные вопросы. Если же брать КА сегодня, она имеет сформированные полномочия. Внося изменения в Конституцию, Ассамблея не может обойти требования действующей Конституции. Круглый стол — это более широкая демократическая форма, где можно искать ответы на эти вопросы, без всяких рамок. Но это должен быть консенсус общества, а не определенного лидера или партии. Точно так можно решить вопрос о референдуме.

— Год назад в интервью «Дню» вы говорили, что собираетесь писать собственные мемуары. Уже начали?

— Пока еще жизнь складывается так, что когда мне кажется, что я вижу какой-то конец своей работы, своей деятельности, вдруг появляется что-то новое. Хотелось бы завершить этот серьезный политический кризис, который приобретает разные формы и оттенки. Нельзя осуждать Майдан как форму волеизъявления людей, демократии, если есть природная потребность, чтобы люди выражали свою точку зрения. Украина проходит через Майданы, очищается — изменяются и люди, и власть. Главное же не допустить нарушения закона и Конституции. Когда мы нарушаем принципы организации жизни, после этого пренебрегаем моральными нормами — появляется опасность для государства и народа.

Поскольку появились определенные новые ситуации, в которые пришлось включаться, у меня просто нет времени, чтобы серьезно этим заняться, хотя и хотелось бы.

 Большое внимание со стороны общества и власти к вашему юбилею. Как воспринимаете?

— Это впервые в истории Украины по инициативе президента отмечается 80-летие первого президента Украины. Здесь дело не в Кравчуке, а в принципе. Посмотрите на нашу историю: многих князей ли мы знаем? Нет. Так же и в советское время было. Скажем, первый секретарь ЦК Компартии Украины Шелест, которого взяли в Москву в Совет Министров. И вот он пошел в отставку, и Евгений Марчук глава СБУ, сообщил, что он там просто бедствует — нечего есть человеку. Разве может государство так относиться к человеку, который работал? Взять даже наши правительства, президентов — Украина двигается вперед, кто бы что не говорил. Мне бы хотелось увидеть образ Украины, которая не просто изменяется, а уже вышла на широкую дорогу изменений, строительства лучшей жизни.

КОММЕНТАРИИ

«…МЫ СДЕЛАЛИ НЕПЛОХОЕ ДЕЛО»

Станислав ШУШКЕВИЧ, советский и белорусский политический деятель:

— Я бы хотел поздравить Леонида Макаровича с Днем рождения! Считаю, мы сделали неплохое дело, и Леонид Макарович был очень активным его участником. За плечами у него украинский референдум по независимости. Он действовал очень активно и рьяно. Его подпись — самое достойное дело, которое он сделал в то время.

Желаю ему дальнейших успехов и сохранять те традиции — то есть то, что было записано в Беловежском соглашении, — стремиться к независимости, свободе, к правам человека, демократизации (в истинном смысле этого слова). Этот политик соответствует тому уровню, на котором он находится. К сожалению, я не всегда понимаю все его действия, может быть, я меньше знаю Украину, чем надо. Но когда я слышу его объяснения по телевидению и интервью, считаю, что он находит путь быть доходчивым и сохранять независимые, демократические и национальные традиции.

Хочу пожелать Леониду Макаровичу добра, здоровья, и достойной линии поведения по демократизации Украины, отстаиванию истинной независимости Украины!

«ВАЖНО, ЧТО КРАВЧУК НЕ СОМНЕВАЛСЯ В ТОМ, ЧТОБЫ ИДТИ ПУТЕМ НАЦИОНАЛЬНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ СОВЕТСКОГО ИГА»

Витаутас ЛАНДСБЕРГИС, член Европейского Парламента, председатель Верховной Рады Литвы 1990—1992, председатель Сейма Литовской Республики (1996—2000)

— Президент Леонид Кравчук сыграл важную роль на закате существования Советского Союза и мирного распада советской империи. Позиция Украины и украинского президента была очень важной. Если бы Украина не поддержала идею освобождения, тогда ситуация была бы очень нестабильной и хрупкой и, возможно, мы бы не добились успеха. Важно было то, что Кравчук, Ельцин и Шушкевич не сомневались в том, чтобы идти путем национального освобождения от советского ига.

Я два года назад встречался с Кравчуком на конференции. Мы по-дружески разговаривали обо всех этих событиях, о нашей общей позиции в то время. А в 1991 году у нас не было такой возможности. Мы лишь следили за позицией Украины и особенно за референдумом о независимости. Мы были первой страной, которая послала свои поздравления. То есть мы отреагировали сразу же и очень радовались по этому поводу. Украина поддерживала нашу независимость даже перед принятием собственного решения. Представители Украины часто посещали Вильнюс, столицу снова независимой Литвы в 1990 и 1991 году в очень опасные моменты.

Я помню, как представители Украины стояли рядом с нами, чтобы защитить наш парламент. Поэтому у нас очень теплые чувства по отношению к Украине. Со своей стороны сегодня мы искренне желаем Украине успеха на пути к ЕС.

Я внимательно слежу за движением Евромайдана, я надеюсь, что этот протест завершится успешно.

Я передаю через вашу газету искренние поздравления и наилучшие пожелания Кравчуку за его активную позицию и желаю европейской судьбы Украине.

«ПРОИГРАВ ВЫБОРЫ 1994 ГОДА, ОН ВЫИГРАЛ НАМНОГО БОЛЬШЕ…»

Юрий ЩЕРБАК, дипломат, публицист

— Леонид Макарович Кравчук навсегда вошел в историю Украины, Европы и мира не тольiко как первый президент независимого государства и как высокопоставленный член Компартии, который понял всю губительность и преступность красной марксистской ленинской утопии и стал решительно на бок национальных демократических сил своего народа. Этот почти евангелистский пример превращения Л.Кравчука из «коммунистического» Cавла в «демократического» Павла является очень символическим и свидетельствует о глубокой духовной эволюции человека, который услышал голос Истории, понял стремление народа, преодолев и отвергнув доктринерство партийных догм.

На долю Леонида Макаровича Кравчука выпали беспрецедентные трудности и «большое счастье» также строить новое государство из постсоветского хаоса, в условиях глубокого политического и экономического кризиса, которым был охвачен СССР. Беспрецедентными были также вызовы в сфере геополитической. С первых дней провозглашения государственной независимости Украиной Кравчук как председатель Верховной Рады активно формировал внешнюю политику Украины. Сформулированные Верховной Радой под его руководством направления внешней политики — в первую очередь европейский вектор движения нового государства — выдержали испытание временем и остаются актуальными поныне — особенно в период позорного европредательства, на которое пошла нынешняя власть.

Мне выпало счастье работать с Леонидом Макаровичем и видеть его в разных ситуациях — во время его визитов в США, Польшу и Израиль, во внутриукраинских маневрах. Уже после провозглашения независимости он поручал мне — в то время члену Верховной Рады СССР — представлять Украину в переговорах, в которых принимали участие М.Горбачев, Б.Ельцин, Н.Назарбаев и другие, по вопросу судьбы Верховного Совета и Съезда народных депутатов СССР. Неоднократно я мог убедиться в мудрости, политической ловкости, дипломатическом умении Л.М. Кравчука.

Одним из высоких моральных всплесков Леонида Макаровича было его драматическое решение 1993 года согласиться на досрочные выборы главы государства. Проиграв выборы, Кравчук выиграл намного больше — его имя стало символом украинской демократии. Помню, как высоко оценил этот жест президент США Б.Клинтон — как первую (а может и последнюю) в СНГ добровольную и мирную передачу власти в стране.

Заняв трезвую демократическую позицию во время Евромайдана, Л.Кравчук, пытаясь найти выход из тупика, за которым стоял призрак гражданской войны, инициировал созыв «круглого стола» с участием президентов Украины, представителей власти и оппозиции. Далеко не всем силам нравится идея «круглого стола», но это наиболее действенная попытка преодолеть кризис, и возможно больше попыток и не будет.

Идея Л.Кравчука о введении моратория на какие-либо силовые действия и касательно диалога и поиска компромисса направлена на защиту суверенитета и территориальной целостности государства в условиях, когда внешние имперские силы могут использовать любой повод для навязывания силой своей воли Украине.

Сегодня Леониду Макаровичу — 80 лет. Хочется пожелать ему здоровья, сил и многих лет активной деятельности во имя Украины, укрепления единства и международного авторитета государства.

Леонид Макарович Кравчук — Президент Номер Один Украины, авторитетный и мудрый политик, человек мира и согласия. Таким был, есть и таким остается.

«БЕЗ ВСЯКОГО ДАВЛЕНИЯ ПОДПИСАЛ ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ЗАПРЕТЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ»

Левко ЛУКЬЯНЕНКО, Герой Украины, политический и общественный деятель, советский диссидент:

— Если говорить в целом, фигура Леонида Кравчука позитивна, и он сыграл очень важную роль в истории Украины. Самое важное, что случилось за последние 23 года, — это то, что Украина стала независимой. Так случилось, что идея провозглашения независимости и написания Акта выпала мне, но нужно было работать над его последующим внедрением. Кравчук идею эту воспринял, и именно он воплощал ее в жизнь. Таким образом, он является творцом независимой Украины.

На пути создания Украины было несколько этапов, и в нескольких из них Кравчук сыграл важную роль. Первый — само провозглашение, которое состоялось 24 августа. Позже — тоже очень важно — 8 декабря 1991 года, когда в Беларуси, в Беловежской пуще, Кравчук вместе с Ельциным и Шушкевичем подписали соглашение, которым ликвидировали Советский Союз. Это большой исторический шаг.

До провозглашения независимости Кравчук был председателем Верховного Совета и пользовался всей полнотой власти, предоставленной из Москвы. В тот период он принимал участников национально-освободительной борьбы, возможно, без особенного желания, но и без сопротивления, и это служило нам на добро и способствовало победе. В первой демократической Верховной Раде, которая была избрана 4 марта 1990 года, мы создали Народную раду в составе 124 человек. В рамках этой рады была создана группа за независимость, радикальное ядро которой составляла Республиканская партия, которую я тогда возглавлял. Впервые мы пришли в Раду 15 мая, а через два месяца, 16 июля, была принята Декларация о государственном суверенитете. Два месяца мы потратили на агитацию коммунистического большинства: в коридорах, туалетах, буфетах, с трибуны. После работы мы ехали по гостиницам, где селили иногородних депутатов, и там до 12 часов ночи, а иногда и дольше, дискутировали о судьбе Украины, о роли компартии и тому подобное. Тогда депутаты были честнее, и поскольку на стороне националистов была объективная историческая правда, они признавали нашу правоту и постепенно переходили на нашу сторону, поддержав, в результате, декларацию, которая фактически была программой перестройки независимой Украины.

Кравчук не противился этому, и его отношение, понимание и не торможение, а принятие исторического процесса — это также его позитивная роль. Если бы на его месте был российский шовинист или украинский оборотень, он мог бы навредить. Кравчук же своим терпимым отношением, в сущности позитивным, способствовал победе наших идей.

Еще один благородный шаг с его стороны: когда в 1994 году проходили президентские выборы, Кучма победил очень сомнительно. Слух о фальсификациях был достаточным основанием, чтобы обжаловать в суде его результат, но Кравчук благородно поздравил Кучму. Это пример, когда человек не цеплялся за власть любым способом. Он свидетельствует о высокой политической культуре. Было бы хорошо, если бы и другие претенденты на должность Главы государства и президенты шли этим путем.

Я познакомился с Кравчуком в начале лета 1990 года в Верховной Раде. Мы вышли из зала и начали разговор — хотелось узнать больше о личности. Я увидел, что он умный человек. Он поддавал сомнению антиукраинскую концепцию, которая опиралась на то, что существуют лишь общесоюзные интересы и Украина не имеет собственных национальных интересов. Тех, кто думал иначе, называли националистами и сажали в тюрьму.

Помню, в начале 90-х Кравчук сказал, что за полтора года узнал об истории Украины больше, чем за всю предыдущую жизнь. Это говорит о том, что даже на таком высоком партийном уровне, система отбора кадров работала так, что не оставляла возможности читать что-то «на стороне». Когда же началась гласность и из-за границы начала приходить разная литература и, в частности наша, но раньше запрещенная, он начал читать. Украинец по рождению, умный от природы, он был напичкан коммунистической идеологией, но как человек умный, который пересматривает свое мировоззрение в зависимости от полученных знаний, когда появилась возможность получить новую информацию, он ею воспользовался. Таким образом, он начал постепенно понимать суть национально-освободительного движения и благосклоннее относиться к нему.

Когда ГКЧП проиграло, Коммунистическая партия Украины была разоблачена как такая, что принимала участие в заговоре, то есть, совершила преступление. Указания шли из Москвы и требовали выполнять установки хунты. А на то время уже существовала Декларация о государственном суверенитете, поэтому это было покушение на тот порядок, который постепенно устанавливался в Украине. Поэтому КПУ была запрещена. Первое предложение было судить их, а второе — запретить. Кравчук не был инициатором этой идеи, но без всякого давления подписал постановление о запрещении коммунистической партии.

«ЛЕОНИД МАКАРОВИЧ БЫЛ НЕ БОЛЬШИМ ХИТРЕЦОМ… А ЧЕЛОВЕКОМ ИЗ КОММУНИСТИЧЕСКОГО КРУГА, СПОСОБНЫМ ПОНЯТЬ, КУДА ИДУТ ПУТИ ИСТОРИИ»

Мирослав ПОПОВИЧ, участник группы «Первого декабря», директор Института философии им. Г. С. Сковороды, академик НАН Украины:

— Мои жизненные пути пересеклись с путями Леонида Макаровича Кравчука в 1989 году, в бурные времена создания и утверждения Руха (если быть точным, Народного руха Украины в поддержку Перестройки).

Я неожиданно для себя стал председателем первой организации Руха, созданного по инициативе парторганизации Союза советских писателей Украины, а если еще точнее, фактически — по инициативе парторганизации Института литературы АН УССР. Случилось это в помещении какого-то театра, в полуподвале на нынешней улице Гончара. Организаторы, среди которых наиболее инициативным был Вячеслав Брюховецкий, секретарь парторганизации Института, пригласили меня на учредительное собрание, не открывая намерений о моей последующей роли, но я был готов ко всему и без возражений принял свою судьбу. Председателем Киевской организации я пробыл до осени, когда она была официально признана, но на тот первый период выпало яркое явление — две дискуссии по телевидению с Леонидом Макаровичем Кравчуком, в то время — заведующим идеологическим отделом ЦК Компартии Украины. К сожалению, не сохранились записи тех дискуссий, но их хорошо помнят все, кто в то время интересовался политическими делами, а заинтересованными были все, от старого до малого. Конечно, сегодня эти дискуссии являют собой чисто исторический интерес, но думаю я, что стоило бы вернуться на двадцать лет назад, чтобы лучше понять настоящее.

Я был тогда заведующим отделом академического Института философии, и, следовательно, непрямым подчиненным Леонида Макаровича, но у меня были определенные преимущества: моя среда давно избавилась от тех догм, которые еще господствовали в партии, а Л.М.Кравчук формировался в тех партшколах и партакадемиях, в которых знакомство с марксистским святым письмом было признаком образованности. Перестройку мы восприняли не сразу, но при всей критичности наших установок верили, что можем построить «социализм с человеческим лицом», который будет отвечать европейским социал-демократическим идеалам. Однако, ошибкой было бы считать, что мои коллеги и единомышленники просто опережали партийное большинство в своем идейном развитии или вызревании. Мы с Кравчуком шли на сближение, прежде всего, разными путями. Политики-практики из партийных деятелей не были такие чувствительные к идеям демократизма, как интеллигенция, зато они лучше нас чувствовали груз Кремля. Позже, когда Л.М.Кравчук был председателем Верховной Рады Украины, мне приходилось откровенно разговаривать с ним на эти темы, и он рассказывал, как М.С.Горбачев отстаивал до последнего сантиметра господствующее положение Всесоюзного центра (иногда в буквальном смысле слова, как территорию вокруг путей сообщения союзного подчинения). Писательская среда также — по вполне понятным причинам — была чувствительнее именно к национальным проблемам, но, хотя и разными путями, все вело к единому руслу.

Основное заключалось в том, что быстрыми темпами шел процесс вызревания, изменений, развития от казармы, в которой мы были рождены, к свободе, справедливости, по-новому пережитой солидарности. И — будем искренни! — отправными точками были у нас те же таки марксистские догмы, от которых мы все, — каждый по-своему — освобождались с большим трудом. Это не было разрушение, это был конструктив. И Кравчук был не большой хитрец, как его иногда изображают, а человеком из коммунистического круга, способным понять, куда идут и куда должны идти пути истории.

Я хочу отметить это потому, что сегодня кое-кто держит себя так, будто он пришел к новому мировоззрению из окопа или укрытия, а не из первичной парторганизации. Преодолеть в себе жизненные алгоритмы, унаследованные от прошлого, намного тяжелее, чем это может показаться. Давайте не забывать, что мы и сегодня живем в однопартийной системе со всеми ее последствиями.

А Леониду Макаровичу Кравчуку я искренне желаю долгих лет жизни и успехов.

«ЛЕОНИДУ МАКАРОВИЧУ УДАЛОСЬ ТОГДА ЗАГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ СВОЕГО ВРЕМЕНИ…»

Евгений МАРЧУК:

— Даже в юбилейный день к Леониду Макаровичу Кравчуку нельзя применять простое арифметическое измерение — просто 80. Для этого не хватит даже интегрального исчисления. Он — высшая математика. Математический анализ. В какую систему координат нужно было вставить его логику, чтобы понять суть его поступков? Логику, согласно которой он — успешный заведующий отделом идеологии, секретарь ЦК Компартии Украины — прилагает довольно большие усилия, чтобы запретить Компартию в Украине? Мне выпало тогда присутствовать на том историческом заседании Президиума Верховной Рады Украины. Я видел, чего физически и психологически стоило тогда Леониду Макаровичу «пробитие» этого решения. А сколько злостных врагов на будущее…

А до этого еще, будучи секретарем ЦК КПУ по вопросам идеологии(!!!), который должен был организовывать и отвечать за борьбу с украинским «буржуазным национализмом», он начинает публичные контакты-встречи, дискуссии (теперь это были бы круглые столы) с лидерами именно этого «национализма», вызвав бурю недовольства среди партактива. Никак это не вписывалось в арифметическую логику.

Когда встал вопрос, что делать с огромным ядерным потенциалом, который после развала СССР остался на территории Украины, Леониду Макаровичу удалось тогда заглянуть за горизонт в свое время и принять очень «непатриотичное», но исторически правильное решение. Некоторые еще и сейчас не понимают сути этого решения. Больше всего за это ему тогда досталось именно от записных патриотов. Многих тогда щекотала мысль, что ядерное оружие на нашей территории само по себе заставит мир нас больше уважать. Хотя уже тогда было видно, что мир вынужден был больше считаться с безъядерными Японией, Германией, Бразилией, азиатскими «тиграми». Формировались уже другие критерии мирового уважения. Далеко не всем удавалось тогда разглядеть этот процесс. Помню последний приезд в Киев госсекретаря США Уоррена Кристофера по проблеме «украинского ядерного оружия» и его встречу с президентом Л.М.Кравчуком…

А разве можно вписать даже в сегодняшнюю политическую логику его решение пойти на досрочные выборы президента Украины через два с половиной года своего исторического президентства. И всего лишь (!) ради того, чтобы снять острый политический кризис в обществе. И выиграть первый тур с большим отрывом и проиграть второй. И, как говорят, проиграть партию в целом. Проиграть и не впасть в истерику. Проиграть и выдержать потом длительные массированные «наезды». И не проклясть на всю жизнь организатора этих наездов.

Помню, как под влиянием исторических документов радикально изменялась его точка зрения относительно Голодомора. Ведь как раз идеологический отдел ЦК Компартии Украины организовывал мощную общегосударственную компанию согласно плану «По борьбе с акциями буржуазной пропаганды о так называемом голодоморе в Украине». Помню, в нем было страниц 50. Расписаны были задачи всем. Леонид Макарович не имел своей семейной информации о Голодоморе, как это было, например, у меня и многих других, родители которых пережили Голодомор. Ведь он родился и вырос (тогда это было за пределами СССР) на Ровенщине. В тех местах, где Голодомора вообще не было. Хотя и земли в его краях менее плодородны, чем в центральной Украине. Когда появился доступ к архивам КГБ и других учреждений, Леонид Макарович перевернул горы таких материалов. Я ему сам их носил. И он не просто изменил свою точку зрения, он стал активным изобличителем государственной лжи о причинах Голодомора и геноциде украинского народа тогдашней власти.

Знаю, как трудно и даже с немалыми рисками рождалась Украинская православная церковь (Киевского патриархата). Возможно, со временем Леонид Макарович кое-что расскажет об этом важном для современной Украины этапе духовного развития. Представим себе, что сегодня нет Украинской православной церкви и ее патриарха Филарета. Можем ли представить это именно сейчас?

А представим себе, что Леонид Макарович не полетел в Беловежскую пущу. Ведь еще действуют законы СССР и есть его президент, правительство и Беловежское соглашение это не что иное, как государственный мятеж, организованный группой лиц по предварительному сговору. Еще и государственная измена (звонили по телефону оттуда президенту США Бушу). Несколько статей Уголовного кодекса СССР и показательный судебный процесс… Но он полетел.+

Мы живем в такое время, когда рядом с нами есть реальные творцы современной, новой украинской истории. Не каждому поколению представляется такой случай. Но это время проходит. Все ли мы у них расспросили? Все ли мы от них услышали? Ведь история учит. Эта мудрость особенно очевидна сегодня.

Пожелаем уважаемому Леониду Макаровичу крепкого здоровья, хорошего душевного состояния и нарастающего желания делиться своим историческим опытом!

Газета “День”

Последние новости:

Комментарии:

Интервью: